Правовые новости на портале Банк Законов
 

Специфики возбуждения уголовных дел частного обвинения

25.05.2017

Одной из основных особенностей производства по делам частного обвинения является установленный законом особый порядок возбуждения уголовного дела: уголовное дело возбуждается не государственным органом, а частным лицом; возбуждается дело не в органе уголовного преследования, как обычное уголовное дело, а в суде; сам суд не осуществляет процедуру возбуждения уголовного дела. Она исходит от пострадавшего от преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, его представителя, или представителя юридического лица.
Часть 1 ст. 426 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - УПК) достаточно лаконично устанавливает правило, согласно которому уголовное дело частного обвинения возбуждается лицом, пострадавшим от преступления, либо его представителем, а также представителем юридического лица путем подачи в районный (городской) суд заявления о совершении в отношении его преступления, предусмотренного ч. 2 и 3 ст. 26 УПК. Однако из данной нормы, как и из других норм гл. 44 УПК, регламентирующей рассматриваемое производство, не следует, когда, в каком порядке возбуждается уголовное дело частного обвинения и с какого момента оно считается возбужденным. Но очевидным является то, что такие действия, как возбуждение и отказ в возбуждении уголовных дел, не входят в компетенцию суда, поскольку являются проявлением функции уголовного преследования, осуществляемой органом дознания, лицом, осуществляющим дознание, следователем, прокурором и частным обвинителем (п. 48 ст. 6 УПК). На суд в связи с разделением функций в уголовном процессе возложена функция разрешения уголовного дела, осуществляемая в судебном разбирательстве в условиях состязательности и равенства сторон.
Из ч. 1 ст. 426 УПК следует, что дело частного обвинения возбуждается путем подачи заявления в суд. Но подача заявления - это его поступление в суд, что не равнозначно с позиций уголовного процесса, и в частности процессуальной формы, факту возбуждения уголовного дела. Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 31.03.2010 №1 “О практике рассмотрения судами норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующего производство по делам частного обвинения” (далее - постановление Пленума №1) по поступившему заявлению судья в течение трех суток со дня поступления заявления принимает одно из следующих решений:
о принятии заявления, когда оно соответствует требованиям законодательства;
о возвращении заявления заявителю для приведения его в соответствие с требованиями ч. 2 ст. 426 УПК;
об отказе в принятии заявления при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу (например, в случае вступления в силу закона, устраняющего наказуемость деяния; в отношении лица, о котором имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению либо определение (постановление) суда о прекращении производства по уголовному делу по тому же основанию).
Решение судьи о принятии заявления соответствует факту возбуждения уголовного дела, хотя прямо из текста норм гл. 44 УПК это не следует. О том, что уголовное дело частного обвинения реально возбуждено, можно судить, исходя из смысла ч. 3 ст. 426 УПК, согласно которой с момента принятия судом <1> заявления лицо, подавшее его, становится частным обвинителем, а лицо, в отношении которого подано заявление, - обвиняемым. В данном случае не упоминается выражение “уголовное дело”, но появление таких участников уголовного процесса, как частный обвинитель и обвиняемый, возможно только по уголовному делу. Процессуальным документом, удостоверяющим акт возбуждения уголовного дела частного обвинения, является постановление о принятии судьей заявления. Верховный Суд Республики Беларусь опубликовал образец такого заявления под названием “О возбуждении уголовного дела частного обвинения” <2>. Такое название встречается и в судебной практике, обзоры которой приведены судьями Верховного Суда Республики Беларусь Г.Клещенком <3>, В.Ракитским, Л.Дулько <4>.
——————————–
<1> Законодатель в гл. 44 УПК применяет, как правило, термин “суд”, в том числе и в тех случаях, когда речь идет о действиях, совершаемых единолично судьей, что противоречит ч. 2 ст. 32 УПК. Рассматриваемое производство осуществляется судьей единолично, он принимает заявление к своему производству. Эта редакционная неточность подлежит исправлению законодателем.
<2> Судовы веснiк. - 2010. - №2. - С. 26 - 27.
<3> Клещенок, Г. Процессуальные особенности производства по уголовным делам частного обвинения / Г.Клещенок // Судовы веснiк. - 2007. - №3. - С. 21 - 25.
<4> Ракитский, В. О практике применения судами норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующих производство по делам частного обвинения (по материалам обзора) / В.Ракитский, Л.Дулько // Судовы веснiк. - 2010. - №2. - С. 15 - 25.

Таким образом, с учетом толкования для начала производства по делам частного обвинения необходимы, во-первых, наличие преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, указанного в ч. 2 или 3 ст. 26 УПК, во-вторых, подача заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения и, в-третьих, постановление судьи о принятии его к производству.
Этим правовым предписанием, по сути, исключается компетенция органов уголовного преследования на уголовно-процессуальное вмешательство в разбирательство преступлений, указанных в ч. 2 и 3 ст. 26 УПК, за исключением случаев, предусмотренных ч. 5 ст. 26 УПК, наделяющей прокурора правом при наличии указанных в данной норме обстоятельств возбудить по собственной инициативе уголовное дело по данной категории преступлений.
Из изложенного следует, что большое значение имеет правильное процессуальное оформление информации об обстоятельствах совершенного преступления, направляемой в суд для решения вопроса по существу, т.е. о признании лица, совершившего преступление, преследуемое в порядке частного обвинения, виновным или невиновным и определении ему меры уголовного наказания либо иных мер уголовной ответственности. Это предназначение указанной информации выражается в соответствии с ч. 2 ст. 426 УПК в форме заявления о совершенном преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения. Данное заявление служит поводом и одновременно основанием рассмотрения дела в судебном заседании. С позиций функций сторон в состязательном судебном процессе заявление по делам частного обвинения является обвинительным актом, оглашаемым частным обвинителем в судебном следствии, актом, определяющим пределы судебного разбирательства и приравниваемым к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого по делам публичного обвинения. Статьей 241 УПК установлены требования к такому постановлению, что подчеркивает его социальную и правовую значимость. Представляется, что такой подход законодателя к обвинительным актам в уголовном процессе предопределяет особую пунктуальность в процессуальном оформлении и содержательном наполнении и заявлений о возбуждении уголовного дела частного обвинения. Следует обратить внимание на неточность названия данного заявления законодателем в ч. 1 ст. 426 УПК, согласно которому сутью данного заявления является информация о совершении преступления, что, во-первых, приравнивает данное заявление к заявлениям граждан о преступлениях публичного обвинения, во-вторых, не согласуется с утверждением о том, что уголовное дело возбуждается частным лицом, а не государственным органом, и, в-третьих, нивелируется значимость самого заявления.
В отличие от заявления о совершении преступления, преследуемого в порядке публичного обвинения, которое является только поводом к возбуждению уголовного дела, заявление по делам частного обвинения является:
- не только поводом, но и основанием для назначения судебного разбирательства;
- условием привлечения лица к уголовной ответственности;
- актом, содержащим формулировку и объем обвинения;
- обвинительным актом, определяющим пределы судебного разбирательства.
Особая значимость заявления частного обвинителя обусловила и особые требования законодателя, касающиеся как его формы, так и содержания. Подается заявление только в письменном виде и в количестве копий, соответствующем числу лиц, которых заявитель требует привлечь к уголовной ответственности, с тем, чтобы можно было вручить его каждому из обвиняемых.
В соответствии с ч. 2 ст. 426 УПК в заявлении должны быть отражены: наименование суда, в который оно подается; обстоятельства преступления; сведения о лице, совершившем преступление; доказательства, подтверждающие виновность лица; перечень лиц, подлежащих вызову в судебное заседание в качестве свидетелей; сведения о переводчике, эксперте, специалисте и иных лицах, которых заявитель считает необходимым вызвать в судебное заседание.
Развивая данную норму закона, п. 5 постановления Пленума №1 предписывает судам проверять, содержатся ли в заявлении указания на то, когда, кем и где совершено противоправное деяние, в чем конкретно оно выразилось, соответствует ли описание преступного деяния диспозиции уголовного закона, сделана ли ссылка на уголовный закон (пункт, часть, статью), предусматривающий ответственность за данное преступление. Отсутствие в заявлении указанных сведений, а также их неполное или неконкретное изложение ущемляет право обвиняемого знать, в чем он обвиняется (п. 1 ч. 2 ст. 43 УПК), и является основанием для возвращения его заявителю в соответствии с ч. 1 ст. 427 УПК на доработку.
Кроме вышеуказанных сведений, закрепленных в ч. 2 ст. 426 УПК, представляется необходимым отражать в заявлении требование лица о привлечении виновного к уголовной ответственности, что соответствует сути института частного обвинения и обусловлено ч. 1 ст. 33 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее - УК), согласно которой привлечь по делу частного обвинения виновного к уголовной ответственности можно “лишь при наличии выраженного в установленном уголовно-процессуальным законом порядке требования лица, пострадавшего от преступления, или его законного представителя либо представителя юридического лица”. Такая позиция закреплена и в ч. 1 п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2001 №9 “О приговоре суда”, в котором подчеркнуто, что в заявлении должно быть зафиксировано требование лица, пострадавшего от преступления, о привлечении обвиняемого к уголовной ответственности. Если заявление несет в себе только информацию о совершенном преступлении, как это буквально следует из ч. 1 ст. 426 УПК, оно не может влечь производства по уголовному делу частного обвинения, ибо в нем не отражено намерение заявителя привлечь виновного к уголовной ответственности. Причем если преступление было совершено в соучастии, заявитель должен указать, кого конкретно из соучастников он считает необходимым привлечь к уголовной ответственности. Несогласованность уголовного и уголовно-процессуального закона несколько нивелирована ч. 1 п. 10 и ч. 1 п. 16 постановления Пленума №1, где заявление частного обвинителя называется заявлением о возбуждении уголовного дела.
Не констатирует ч. 2 ст. 426 УПК и правило, предусмотренное ч. 4 ст. 168 УПК, о том, что лицо, заявляющее о совершении преступления другим лицом, предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 400 УК. На момент подачи заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения заявитель соответствует по статусу обычному физическому лицу, обращающемуся с заявлением о совершенном в отношении его преступлении в орган уголовного преследования, и ни юридических, ни фактических оснований придать ему какой-то особый статус не имеется. Принцип равенства граждан перед законом не позволяет разделять заявителей о преступлении на подлежащих и не подлежащих уголовной ответственности за заведомо ложный донос в зависимости от характера заявляемого преступления или от органа, в который обратился заявитель. Частным же обвинителем (если считать, что законодатель не предусматривает в заявлении рассматриваемого реквизита именно по этой причине) заявитель становится не на момент подачи заявления, а после процессуально оформленного принятия данного заявления судьей, чем удостоверяется появление уголовного дела. Кроме того, с заявлением о преступлении, в том числе преследуемом в порядке частного обвинения, граждане обращаются, как правило, в территориальные органы внутренних дел, где их всегда предупреждают об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Вследствие того что лицо обратилось с аналогичным заявлением в суд, принципиальное положение уголовного закона об уголовной ответственности за заведомо ложный донос не может быть отменено. Такой же позиции придерживается законодатель Российской Федерации, закрепивший ее в ч. 6 ст. 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также ученые П.В.Мытник, С.А.Петрова и др. <5>
——————————–
<5> Мытник, П.В. Уголовный процесс. Судебные стадии / П.В.Мытник. - С. 215; Петрова, Н.Е. Проблемы реформирования производства по делам частного обвинения в духе расширения частных начал в уголовном процессе Российской Федерации / Н.Е.Петрова // Государство и право. - 1999. - №6. - С. 52.

Кроме этого, следует согласиться с высказанным мнением, что заявитель должен быть уведомлен о том, что в соответствии с ч. 9 ст. 163 УПК в случае неподтверждения преступления, о котором им сообщено, что повлекло оправдательный приговор, на него возлагаются процессуальные издержки, отметка о чем должна быть сделана на заявлении <6>.
——————————–
<6> Мытник, П.В. Уголовный процесс. Судебные стадии / П.В.Мытник. - С. 215.

Завершается заявление отметкой о дате его подачи (внесения в суд) и подписью заявителя. Дата дает возможность четко определять срок производства по уголовному делу, являющийся одной из гарантий прав участников этого уголовного дела, так как именно с этого момента (или получения материалов проверки из органа дознания) исчисляется срок начала производства по уголовному делу в суде.
В соответствии с ч. 1 ст. 427 УПК в случае невыполнения требований, предъявляемых к заявлению о возбуждении уголовного дела частного обвинения, судья выносит постановление о возвращении его заявителю для приведения в соответствие с установленными законом требованиями. В постановлении судья указывает основания для возвращения, что необходимо сделать, и устанавливает срок до 10 суток для представления заявления обратно в суд. Если заявитель не вернул заявление, оно считается неподанным. Суд не вправе возвращать заявление по основаниям, которые не препятствуют назначению судебного разбирательства или которые не могут быть восполнены самим заявителем.
Согласно решению Конституционного Суда Республики Беларусь от 27.11.2015 №Р-1004/2015 “О правовом регулировании возбуждения уголовных дел частного обвинения” не могут осуществляться в производстве по делам частного обвинения такие заявления пострадавших от преступления, по которым последним не известно лицо, совершившее это преступление. Обязанность возбуждения уголовного дела в этом случае возложена Конституционным Судом Республики Беларусь на орган уголовного преследования. Одновременно с этим предписано возбуждение уголовных дел частного обвинения в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, по заявлениям его совершеннолетних близких родственников или членов семьи.
Особым является решение об отказе в принятии заявления. Основанием для такого решения являются, например, подача его лицом, не уполномоченным на то законом, т.е. не имеющим на это права, наличие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (например, если в отношении лица имеется неотмененный приговор по тому же обвинению, если вступил в силу закон, устраняющий наказуемость деяния, и другие обстоятельства, указанные в ч. 1 ст. 29 УПК), или пропущен срок подачи заявления после его доработки. Судья, принимая решение по заявлению, обязан выяснить, наделено ли лицо правом на возбуждение уголовного дела частного обвинения. Законодательством приведен исчерпывающий перечень таких лиц: пострадавшее от преступления лицо либо его представитель, а также представитель юридического лица (ч. 1 ст. 426 УПК). Часть 1 ст. 28 УПК конкретизирует данный перечень, указывая, что таким правом в случае неспособности по возрасту или состоянию здоровья пострадавшего наделяется его совершеннолетний близкий родственник или член его семьи, а также законный представитель. Эти лица, как указано ранее, вправе возбудить уголовное дело частного обвинения в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, преследуемого в порядке частного обвинения. В иных случаях выдвигать и поддерживать обвинение могут лица, уполномоченные на это в установленном законом порядке пострадавшим, о чем в деле должно быть документально оформленное подтверждение. Дело частного обвинения от имени юридического лица возбуждается его представителем, действующим на основании выданной доверенности либо в силу акта законодательства или учредительных документов юридического лица (ч. 3 п. 3 постановления Пленума №1).
Кроме вышеуказанных решений по заявлению о возбуждении уголовного дела частного обвинения, ч. 2 ст. 427 УПК предусматривает и такое действие, как направление судьей заявления в орган дознания в случае необходимости получения объяснений, заключения специалистов и иных данных, т.е. фактически для проведения проверочных действий и возвращения в суд полученных материалов в срок не позднее 10 суток. В законе в этом случае не совсем четко определяется суть действий как самого суда, направляющего поручение органу дознания по фактически принятому им заявлению к своему производству, т.е. по уголовному делу, так и органа дознания, получившего поручение суда о проведении проверочных действий вместо следственных и других процессуальных действий по находящемуся в производстве суда уголовному делу. В связи с этим возникает необходимость правовой определенности пределов деятельности органа дознания по заявлениям о преступлениях, преследуемых в порядке частного обвинения.
Заявления о преступлениях, преследуемых в порядке частного обвинения, как это следует из норм гл. 44 УПК, разрешаются по существу районным (городским) судом. Однако это не означает, что гражданин обязан обращаться только в суд. Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 172 УПК орган уголовного преследования (в первую очередь территориальный орган внутренних дел) обязан без каких бы то ни было исключений принять заявление или сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении, в том числе и о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения. К тому же при поступлении заявления не всегда очевидной является квалификация деяния. Прием, регистрация и проверка заявлений органом дознания осуществляются по общим правилам разрешения заявлений, сообщений о преступлениях.
Если по результатам проведенной проверки лицом, производящим дознание, будет установлено, что данное деяние является преступлением, преследуемым в порядке частного обвинения, оно выносит постановление о прекращении проверки и разъясняет заявителю право обратиться с заявлением непосредственно в суд (п. 4 ч. 1 ст. 174 УПК). Материалы проверки хранятся в архиве органа дознания, прекратившего проверку, и направляются в суд только по запросу суда в случае обращения к нему с заявлением о возбуждении уголовного дела частного обвинения заявителя.
Если же лицо, пострадавшее от преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, или его представитель (правопреемник) обратилось с заявлением непосредственно в суд, то в соответствии с ч. 2 ст. 427 УПК “при необходимости получения объяснений, заключений специалистов и иных данных суд направляет заявление в орган дознания для проведения проверки, которая должна быть закончена в срок до десяти суток”.
Проведение указанной проверки предусмотрено ст. 427 УПК, которая поименована “Полномочия суда по уголовному делу частного обвинения до начала судебного разбирательства”.
Возникает вопрос: почему в указанном случае суд направляет в орган дознания заявление частного обвинителя, в то время как заявление в связи с принятием его судьей трансформировано в уголовное дело, и почему поручает органу дознания проведение проверочных действий (получение объяснений, заключений специалистов), т.е. действий, свойственных для стадии возбуждения уголовного дела, а не проведение следственных и других процессуальных действий, совершаемых по уголовному делу?
Как видно из изложенного ранее, если судья, получив заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения, не возвратил его заявителю и не отказал в принятии его, то по смыслу ч. 3 ст. 426 УПК он принял его к своему производству, зафиксировав этим факт возбуждения уголовного дела. Однако действия, которые в соответствии с ч. 2 ст. 427 УПК судья поручает осуществить органу дознания, не являются следственными и соответствуют проверочным действиям, проводимым в стадии возбуждения уголовного дела, хотя регламентированы они ст. 427 УПК, в которой речь должна идти о действиях суда по уголовному делу.
Именно поэтому законодатель, дополнив в декабре 2007 г. данную статью частью 1-1, согласно которой в случае, если обвиняемым по делу частного обвинения является несовершеннолетний, “суд своим постановлением направляет уголовное дело прокурору для организации производства предварительного следствия”.
Из изложенного с очевидностью следует, что однотипные решения судьи о направлении материалов одного и того же производства, но разным адресатам (в орган дознания и прокурору) называются в первом случае заявлением, а во втором - уголовным делом.
Изложенное позволяет утверждать, что содержание и редакция норм гл. 44 УПК требуют серьезной законодательной корректировки на предмет устранения имеющихся в ней пробелов, противоречий и в целом приведения ее норм в соответствие с назначением рассматриваемого института частного обвинения в уголовном процессе.
Конституционный Суд Республики Беларусь подчеркнул, что сохранение в правовой системе норм, имеющих правовые пробелы, коллизии, правовую неопределенность, на практике может привести к нарушению прав, свобод и законных интересов граждан <7>.

Эти негативные явления в праве препятствуют обеспечению права граждан на судебную защиту, на доступ к правосудию.

Л.И.КУКРЕШ,
профессор кафедры уголовного процесса
УО “Академия МВД Республики Беларусь”,
кандидат юридических наук, профессор,
заслуженный работник образования
Республики Беларусь

——————————–
<7> Послание Конституционного Суда Республики Беларусь “О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2016 году”, принятое решением Конституционного Суда Республики Беларусь от 18.01.2017 №Р-1084/2017 “О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2016 году”.


Читайте также:
- Возможно ли проведение ООО “Б” зачета встречных требований?…- Административно-процессуальная юрисдикция органов прокуратуры


Главная страница
 
Курсы валют НБ РБ

Валюта

14.06

15.06

EUR

17224

17224

USD

15345

15345

RUB

280.23

280.23

Реклама
Обмен баннерами

Статистика